Общество и Армия
Международная сеть правозащитных организаций в поддержку призывников, военнослужащих и альтернативнослужащих: действия по обеспечению верховенства права
Странная военная часть

К концу февраля будут готовы результаты повторной экспертизы 18-летнего рядового Дмитрия Дедюхина, погибшего при невыясненных обстоятельствах во время службы в Кяхтинской мотострелковой роте. 10 февраля в поселке Горноуральский Свердловской области прошли его похороны. Военком по Нижнему Тагилу и Пригородному району заявил, что Дмитрия придавило, а командир части говорит о том, что Дедюхин повесился.

По факту гибели военнослужащего военно-следственным управлением возбуждено уголовное дело. Родственники погибшего провели повторную экспертизу и ждут ее результатов. Как оказалось, Дмитрий не единственный погибший солдат в этой части. В сентябре при невыясненных обстоятельствах там погиб Александр Гладков из Челябинской области. А в декабре прошлого года родители троих омских призывников просто выкрали солдат из части, дислоцированной в Бурятии. Они же стали инициаторами письма-обращения к министру обороны РФ Анатолию Сердюкову и командующему Восточным военным округом Константину Сиденко.

Как пишет газета «Тагильский вариант», Дмитрий Дедюхин был призван на действительную военную службу 5 ноября 2010 года. Практически сразу солдат-срочник попал в войсковую часть №69647 (г. Кяхта). Увлеченный техникой, Дмитрий планировал овладеть навыками автовождения и вернуться на гражданку уже классным специалистом. Однако, чтобы стать водителем, в части ему потребовалось 4 тыс. рублей. С просьбой переслать деньги он обратился к родственникам. Материально стесненные родные смогли выслать лишь 3 тыс. рублей. Позже просил еще 1,5 тыс. рублей на празднование Нового года и 1 тыс. рублей на строительство спортзала. Всего за два с небольшим месяца родные выслали Дмитрию 10 тыс. рублей. «Он всегда говорил, что деньги нужны для чего-то. Чаще всего деньги требовалось положить на телефон, чтобы брат мог выйти в Интернет», – рассказала Виктория «Новой Бурятии» по телефону.

– Последний звонок от Дмитрия был 29 января, он просил срочно положить на телефон 200 рублей. Но было уже поздно. На следующий день около двух часов пополудни позвонил один из командиров военной части, где служил Дима. Военный спрашивал, когда брат звонил в последний раз, какое у него было настроение, осталась ли у него на гражданке девушка. Я спросила, что случилось, но он выключил телефон, – поделилась воспоминаниями девушка.

На следующий день отца солдата вызвали в военкомат Свердловской области по городу Нижнему Тагилу и Пригородному району. Чиновник военного ведомства прочитал какую-то бумагу о гибели его сына, якобы его придавило, у солдата оказалась проломлена грудная клетка. Потрясенные родные позвонили в воинскую часть. Человек, представившийся командиром, сообщил, что рядовой Дедюхин самовольно спустился в подвал, где повесился.

6 февраля в Горноуральский прибыл «груз 200». По словам родных, при нем не было ни заключения судмедэкспертизы о причинах смерти, никаких других документов, ни личных вещей. Родные провели повторную экспертизу, официально ее результаты будут готовы к концу февраля. По словам Виктории, предварительно на теле погибшего солдата обнаружены синяки, ссадины и гематомы.

Отделом военно-следственного управления по Кяхтинскому гарнизону возбуждено уголовное дело. После гибели солдата в военной части была проведена масштабная проверка. Но пока разглашать ее результаты военные не готовы. Проводилась и проверка по факту гибели другого солдата – в сентябре 2010 года в этой же части погиб челябинец Александр Гладков. Однако повода для возбуждения уголовного дела найдено не было. Сестра погибшего Светлана сообщила, что, скорее всего, брата довели до самоубийства. «Эксперт сказал, что он очень истощен, в желудке было найдено 100 г полусырого картофеля. Такое ощущение, что его морили голодом», – рассказала сестра Александра. Родные до сих пор не верят, что Александр мог покончить жизнь самоубийством. Но военные их мнения не разделяют.

Ситуация в части стала поводом для обращения к министру обороны Анатолию Сердюкову. Новобранцев из Омска родители буквально выкрали из части. По словам новобранцев, проходивших службу в «учебке» в мотострелковой части под Кяхтой, в части у них регулярно вымогали деньги, били и издевались. Причем, пояснили ребята, терпеть унижения приходилось отнюдь не от старослужащих, а от парней, призванных из Бурятии, превосходящих по численности остальных призывников. Также солдаты жаловались на постоянный холод в казарме и отсутствие нормального лечения в медсанчасти. В данный момент новобранцы находятся в Омске. Одному из них поставлен диагноз «пневмония», а двое прооперированы по поводу гайморита.

– Один на один они соваться боятся, всегда только толпой, да еще дружки их местные приходили на подмогу, – рассказывает Андрей Круглов. Даже похудев на 5 кг в учебке, этот крепкий деревенский парень выглядит достаточно внушительно. – А что против толпы сделаешь? Нас, омских, там пятьдесят человек, а их в несколько раз больше! Они могли загнать нас, человек шестьдесят, в служебное помещение, так что от давки парни в обморок падали… И вот мы стоим, набившись в эту маленькую комнатушку, как сельди в бочку, а они, взобравшись по плечам друг друга, начинают ходить по нашим головам! Армейскими ботинками! А офицеры… Офицеры их то ли боятся, то ли просто сквозь пальцы на все смотрят.

При этом солдатики терпели и родным сообщали, что все хорошо. «А как скажешь, что нехорошо, если звонить приходилось под чутким присмотром офицеров? – говорят родственники. – У них мобильники сразу забрали и выдавали по выходным!» Кстати, о том, что у солдат забирают телефоны и о некоторых странностях с размещением солдат, говорили и родственники призывников из других городов в Интернете на форуме в/ч № 69647:

Персона-ВИВА, Казань: «Мой там только три дня. Жду от него новостей, но там запрещены сотовые. По приезде их отобрали, для меня это дико!».

Натуська, старший прапорщик, Комсомольск-на-Амуре: «Вчера мой звонил. Завезли новеньких, а расселять некуда – мест не хватает. Спят кто где – в основном, на полу. Должны еще привезти, вот только куда их размещать, никто не знает. Сейчас будут отправлять на полигон, чтобы места освободить. В общем, там дурдом, никто ничего конкретного не говорит».

– Спальных мест не хватало, – говорит Николай Максимов. – Некоторые пацаны вообще спали на ящиках в сыром подвале. Нам повезло: достались места в казармах. Точнее, в кубриках на четырех человек. Но ночью от холода изо рта шел пар, спать приходилось в бушлате!

И призывники, и их родители больше всего боятся сейчас, что ребят снова отправят в кяхтинскую учебку.

– Да они из этой части могут просто не вернуться живыми! – говорят родственники. – Наши дети хотят служить в армии, но только не в такой воинской части!

Из-за неуверенности в благополучном исходе дела родители просили не называть настоящие имена и фамилии ребят.

Один из посетителей форума – отец новобранца из Казани – предлагает всем переводить детей из странной части. «Я это сделал, задействовал все каналы, теперь сын служит в другой части, а мы можем спокойно спать».

Марина Бороева

http://www.newbur.ru/news/documents/2577