Общество и Армия
Международная сеть правозащитных организаций в поддержку призывников, военнослужащих и альтернативнослужащих: действия по обеспечению верховенства права
Комментарий к определению Конституционного Суда РФ об убеждениях, позволяющих реализовать право на АГС

Один из ведущих специалистов в области АГС, эксперт Правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право» Лев Левинсон прокомментировал определение Конституционного Суда РФ от 24 июня 2014 года  № 1470-О по жалобе гражданина Андрея Суворова, просившего признать не соответствующими Конституции  несколько статей Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе».  

Лев Левинсон в 2000 - 2002 гг. был координатором рабочей группы по подготовке проекта федерального закона «Об альтернативной гражданской службе» в Комитете Госдумы РФ по законодательству.

Комментарий Льва Левинсона и текст определения КС приведены ниже.

Твердые и глубокие

24 июня 2014 года Конституционный Суд РФ принял Определение № 1470-О по жалобе гражданина Андрея Суворова, просившего признать не соответствующими Конституции  несколько статей Федерального закона «Об альтернативной гражданской службе».  
Суворову,  подавшему заявление о замене  военной службы альтернативной, было отказано призывной комиссией, затем районным и областным судами. В решении райсуда говорилось, что «доводы заявителя о том, что принцип призыва на военную службу является негуманным и нарушает права человека, по существу, свидетельствовали не о наличии у него каких-либо убеждений, которым противоречило бы несение военной службы, а об иных мотивах отрицательного отношения к ней».  
В жалобе, поданной в КС, Суворов писал, что основанием отказа стали положения закона об АГС, согласно которым гражданин должен обосновать, что  его  убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы. Эти нормы, говорилось в жалобе, «позволяют призывной комиссии и суду по своему усмотрению устанавливать, имеются ли у гражданина убеждения, в связи с которыми он может реализовать право на замену военной службы по призыву на альтернативную гражданскую службу, и оценивать легитимность его убеждений».
Отказы призывных комиссий и судов в праве на АГС по причине  «отсутствия убеждений», «неубедительности доводов» и «недоказанности» случаются. Но такие решения  не основаны на законе, искажают прямой смысл его норм. В статье 12 закона приведен исчерпывающий перечень оснований отказа в праве на АГС. Это несколько формально-процедурных оснований (пропуск срока подачи заявления и др.), и только одно содержательное, связанное с мотивами отказа от военной службы: если «характеризующие его документы и другие данные не соответствуют доводам гражданина о том, что несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию». Согласно той же статье 12 решение об отказе должно быть мотивированным. Требования доказать наличие убеждений или религиозную принадлежность в законе нет.
Что касается вероисповедания, то еще в Постановлении от 23 ноября 1999 года КС РФ  указал, что право на АГС «является, как следует из статей 18, 28 и 59 Конституции Российской Федерации, непосредственно действующим, притом именно индивидуальным правом, т.е. связанным со свободой вероисповедания в ее индивидуальном, а не коллективном аспекте, а значит, должно обеспечиваться независимо от того, состоит гражданин в какой-либо религиозной организации или нет». То есть  доказательств конфессиональной принадлежности призывная комиссия требовать не вправе.
То же и с убеждениями. Убеждения недоказуемы, это внутренний мир человека. Статья 29 Конституции, гарантирующая свободу слова (т. е. свободу говорить и свободу молчать) защищает неприкосновенность внутреннего мира: «никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений». И здесь не пригоден аргумент, будто в случае альтернативной службы никто не принуждает человека к такому выбору, и он сам добровольно выражает свои убеждения. Это так. Сам гражданин волен раскрыть душу перед любой комиссией. Но вправе и не открывать. Достаточно того, что призывник заявляет, что имеющимся у него убеждениям противоречит несение военной службы и обосновывает это, то есть объясняет, почему.  Насколько же полно и подробно он  выражает свои убеждения - это его дело.
Когда закон  об АГС понимается иначе, виноват не закон, а его  недобросовестные исполнители.   Что и подтверждается  преимущественной практикой работы призывных комиссий, понимающих закон правильно и подтверждающих право  гражданина на АГС, не требуя никаких доказательств. Именно поэтому было неуместно  жаловаться в КС. Гражданину Суворову, как и в других   подобных случаях, когда суды поддерживают неправовые отказы призывных комиссий в праве на АГС, надо было подавать к следующему призыву новые заявления на АГС, то есть начинать все сначала, а не жаловаться в КС.
Как бы то ни было, жалоба была подана и Конституционный Суд высказал по ней свою позицию, являющуюся в каждом слове своем окончательной и не подлежащей обжалованию. Определение КС содержит два юридически значимых момента, несколько меняющих основания признания права гражданина на АГС.
Первое. Ссылаясь на Постановление Европейского Суда по правам человека  от 7 июля 2011 года по делу "Баятян против Армении", КС пишет: «... лишь неприятие военной службы, мотивированное серьезным и непреодолимым конфликтом между обязанностью служить в армии и убеждениями лица или глубоко и искренне исповедуемыми религиозными или иными взглядами, составляет убеждение или взгляд достаточных серьезности, связности и значения для использования гарантий статьи 9 "Свобода мысли, совести и религии" Конвенции о защите прав человека и основных свобод».
Из этого данного КС толкования конституционного понятия «убеждения»  следует буквально, что основанием для реализации права на АГС  признаются не любые,  а лишь серьезные, глубокие и искренние убеждения, вступающие в непреодолимый конфликт с военной службой. Что значат эти слова? Поскольку инструмента измерения глубины  и искренности убеждений не существует и быть не может, из Определения КС следует, что, заявляя о своих убеждениях, гражданин должен указать, что они  являются  серьезными, глубокими и искренними.  Конечно, такое заявление должно соответствовать действительности. Но приниматься они должны на веру.
Думается, что в этой части Определение КС вполне позитивно, так как впервые  на самом высоком уровне судебной власти  провозглашено: люди, не приемлющие  военной службы, действуют не по шкурным, антигосударственным и вредительским умыслам, а имеют уважаемые и защищаемые государством глубокие, серьезные искренние убеждения.  
Второе. КС пишет: «... право на замену военной службы альтернативной гражданской службой не означает, что гражданину предоставлено ничем не обусловленное право выбора между военной службой и альтернативной гражданской службой и что само по себе отрицательное представление гражданина о военной службе и его нежелание в связи с этим проходить военную службу дают ему право на ее замену альтернативной гражданской службой». Применительно к жалобе Суворова КС отметил, что «несогласие с предусмотренным законодательством порядком комплектования Вооруженных Сил Российской Федерации по призыву» нельзя отнести к убеждениям.
Соглашаться с этим не хочется, но спорить бесполезно. Да и ничего особо страшного в Определении КС нет. Понятно, что КС пытается разграничить мнения и убеждения. Но используя для этого дело Суворова, КС представляет отношение заявителя к призыву как пример мнения, не дотягивающего до «убеждений». КС практически не допускает возможность наличия вполне серьезных и достаточно глубоких политических убеждений, включающих в себя категорическое неприятие призывного рабства, протест против него.
КС определил, что право на отказ от призывной службы возникает, если характер и содержание военной службы несовместимы с убеждениями гражданина. И все же при этом КС воздержался от формулировки «военной службы как таковой», не исключив тем самым из числа имеющих право на АГС граждан, обосновывающих свою несовместимость не с военной службой вообще, а с такой военной службой, какая она есть в РФ — по политическим мотивам.
С появлением Определения КС от 24 июня 2014 года отношение призывных комиссий к людям, заявляющим об АГС, вряд ли заметно изменится…  Однако, заявляя не о морально-этических, а о менее терпимых политических убеждениях, претендент на АГС должен быть готов услышать, что это «не те» убеждения, должен быть готов отстаивать свою позицию.

Лев Левинсон

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 24 июня 2014 г. N 1470-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
СУВОРОВА АНДРЕЯ МИХАЙЛОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО
КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЬИ 2, ПУНКТА 1
СТАТЬИ 11 И ПУНКТА 2 СТАТЬИ 12 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА
"ОБ АЛЬТЕРНАТИВНОЙ ГРАЖДАНСКОЙ СЛУЖБЕ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя О.С. Хохряковой, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.М. Суворова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.М. Суворов оспаривает конституционность положений Федерального закона от 25 июля 2002 года N 113-ФЗ "Об альтернативной гражданской службе":
статьи 2, согласно положению которой гражданин имеет право на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой в случае, если несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию;
пункта 1 статьи 11, согласно абзацу шестому которого граждане, изъявившие желание заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой, должны обосновать, что несение военной службы противоречит их убеждениям или вероисповеданию;
пункта 2 статьи 12, согласно которому призывная комиссия рассматривает доводы гражданина о том, что несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию, на основании выступлений на заседании призывной комиссии гражданина, а также лиц, которые согласились подтвердить достоверность его доводов о том, что несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию, анализа документов, представленных гражданином, анализа дополнительных материалов, полученных призывной комиссией.
Как следует из представленных материалов, вступившим в законную силу решением суда было оставлено без удовлетворения заявление А.М. Суворова об оспаривании решения призывной комиссии, отказавшей ему в замене военной службы по призыву альтернативной гражданской службой. При этом суд указал, что у призывной комиссии не имелось предусмотренных законом оснований для замены военной службы альтернативной гражданской службой, поскольку доводы заявителя о том, что принцип призыва на военную службу является негуманным и нарушает права человека, по существу, свидетельствовали не о наличии у него каких-либо убеждений, которым противоречило бы несение военной службы, а об иных мотивах отрицательного отношения к ней.
По мнению заявителя, оспариваемые законоположения не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 19, 28 и 59 (часть 3), поскольку позволяют призывной комиссии и суду по своему усмотрению устанавливать, имеются ли у гражданина убеждения, в связи с которыми он может реализовать право на замену военной службы по призыву на альтернативную гражданскую службу, и оценивать легитимность его убеждений.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.
Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому свободу совести, свободу вероисповедания, включая право свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними, а также устанавливая запрет на принуждение человека к отказу от его мнений и убеждений, закрепляет, что, в случае если убеждениям или вероисповеданию гражданина противоречит несение военной службы, он имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой (статья 28; статья 29 часть 3; статья 59 часть 3).
По смыслу данных конституционных положений, право на замену военной службы альтернативной гражданской службой не означает, что гражданину предоставлено ничем не обусловленное право выбора между военной службой и альтернативной гражданской службой и что само по себе отрицательное представление гражданина о военной службе и его нежелание в связи с этим проходить военную службу дают ему право на ее замену альтернативной гражданской службой.
Из этого же в своей практике исходит и Европейский Суд по правам человека, по мнению которого лишь неприятие военной службы, мотивированное серьезным и непреодолимым конфликтом между обязанностью служить в армии и убеждениями лица или глубоко и искренне исповедуемыми религиозными или иными взглядами, составляет убеждение или взгляд достаточных серьезности, связности и значения для использования гарантий статьи 9 "Свобода мысли, совести и религии" Конвенции о защите прав человека и основных свобод (постановление от 7 июля 2011 года по делу "Баятян (Bayatyan) против Армении").
Как следует из представленных заявителем материалов, в обоснование своего желания замены военной службы по призыву альтернативной гражданской службой А.М. Суворов ссылался не на те или иные свои убеждения, с которыми несовместимы характер и содержание военной службы, а на несогласие с предусмотренным законодательством порядком комплектования Вооруженных Сил Российской Федерации по призыву.
В силу этого оспариваемые законоположения, конкретизирующие порядок реализации гражданами права на замену военной службы альтернативной гражданской службой, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте в его конкретном деле.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Суворова Андрея Михайловича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Заместитель Председателя
Конституционного Суда
Российской Федерации
О.С.ХОХРЯКОВА